Мама, которая «родила» сердцем

В канун Дня матери мы решили познакомиться с Галиной Бурнышевой, мамой шестерых деток. Двух из них Галина «родила» сердцем.

Мечта, ворвавшаяся ураганом

Семье Бурнышевых уже 19 лет. Галина работает учителем младших классов в школе «Ньютон», Михаил – самозанятый. У них четверо прекрасных деток.

Вячеславу, самому старшему – 18 лет. Окончил школу №10, учится в Перми в Радиотехническом колледже им. Попова. Параллельно работает.

Никите – 13 лет Учится в кадетском классе школы «Ньютон», где проводится множество дополнительных занятий: боевая и строевая подготовка, хоровое пение, танцы.

Даше – 8 лет. На протяжении пяти лет занимается спортивными бальными танцами. Ездит на российские турниры, на которых занимает призовые места.

Юле – 2 года. Недавно начала ходить в детский сад. Озорная девочка.

Их спокойная, казалось бы, размеренная жизнь изменилась полтора года назад. Тогда Бурнышевы купили дом в деревне Карша. Отметив первый Новый Год в новом доме, Галина вместе с мужем приняла решение воплотить в жизнь свою давнюю мечту, так как для этого появились все условия.

– Когда я была маленькой, узнала о существовании Дома малютки, где живут детки, у которых нет родителей. Для меня тяжело было принять факт, что у одних детей есть мама и папа, а у других нет. Я знала, что люди могут забрать ребёнка в свою семью. приняла решение, что, став взрослой, обязательно помогу хотя бы одному сироте.

В феврале Галина с Михаилом начали просматривать федеральный банк данных детей – сирот. Им очень понравилась одна девочка, им показалось, что у неё есть какая-то схожесть с ними. Они захотели её забрать. Начали готовить документы, но не успели, девочку уже забрали в другую семью. Однако решение взять ребёнка из детского дома было уже принято, отступать было некуда.

Они продолжили собирать необходимые документы, прошли медкомиссию. Непростым этапом стало получение свидетельства о возможности стать приёмными родителями в органах опеки. Нужно было показать, что они готовы принять ребёнка в семью. Однако получили отказ, так как их младшей дочке был всего один год, и нужно было ждать, когда ей исполнится три года. Но Бурнышевы были настроены серьёзно и ждать не хотели. Через неделю они снова пришли на комиссию, и заветное заключение было получено.

Бурнышевы не торопились, тщательно изучали базу данных по детям-сиротам. Но всё произошло само собой. Галина в один из свободных вечеров листала ленту в социальных сетях и увидела запись волонтёра, который помогает детям-сиротам. В записи была размещена фотография девочки, которая ждала любящую семью.

– Мы медлить не стали, – вспоминает Галина. – Позвонили директору детского дома, в котором находилась девочка. В тот момент действовали пандемические ограничения, поэтому с ребёнком удалось поговорить только по видеосвязи. В первый раз она не захотела с нами разговаривать. У них было время полдника, и она сказала лишь: «Где мой банан и сок?». Во второй раз удалось поговорить немного больше, она рассказала о том, что любит зиму, так как можно лепить снеговиков.

В конце мая Бурнышевы уже были в Новгородской области, в небольшом рабочем посёлке Шимск, где находилась Алёнка. Галина и Михаил очень переживали, боялись не справиться и, стоя у двери детского дома, с дрожью в коленках ждали своего ребёнка.

– Выходит семилетняя девочка в коротком красном платьишке в горошек, – рассказывает Галина. – Руки у неё согнуты в локтях, а ноги выпрямлены в струнку. Идёт, как робот, закатив при этом глаза и что-то бормоча. Мы и так были очень взволнованы, а тут совсем испугались. Видимо, девочка тоже нервничала, и этим объяснялось такое поведение. Посадив её в машину, мы отправились домой. В дороге разговорились и немного успокоились.

Тяжкий путь для семьи

Самым трудным, как оказалось, стала не первая встреча и не прохождение освидетельствования в органах опеки, а период адаптации, длившийся больше полугода.

– Было трудно не только Алёнке, но всей семье, – вспоминает Галина. – Первую неделю у меня на душе было очень тяжело, я переживала и практически всё время плакала, когда занималась домашними делами, видимо так проходила моя адаптация и принятие нового члена семьи. Но через какое-то время я увидела, что наша семья становится только крепче, так как все друг друга старались поддерживать.

Первую неделю Алёна кричала, не спала ночами, и Галина переживала, что она куда-то убежит. Как дикий зверёк, девочка толком не разговаривала, прыгала, кричала и бегала из комнаты в комнату. Всё, что попадалось ей под руку, она бросала на пол. Первое время игрушки, одежда валялись на полу. Постепенно приёмные родители стали вводить правила, определяющие, что можно делать, а что нельзя. Много говорили о том, как нужно себя вести.

– Поначалу Алёна привлекала к себе внимание своим криком. – вспоминает Галина. – И мы не понимали, почему она не может спокойно сказать, но потом стало ясно, что эта привычка – из детского дома, потому что, если там ребёнок не закричит, его просто не заметят. Для этого мы ввели правило «нельзя кричать дома» и объясняли, что сможем её понять, если она что-то скажет спокойно. Для таких деток очень важны правила, потому что в их головках – хаос, и нужно постараться помочь им навести порядок. По пунктам объяснить, например, что для начала ты заправляешь постель, потом умываешься и только потом садишься завтракать. Алёне это, разумеется, не нравилось, она кричала: «не хочу, не буду». Но сейчас она начинает принимать эти правила.

Первое время Алёна почти всё время ела. Откроет шкафчик на кухне с крупами и пытается их грызть. Галина объясняла, что крупы и макароны нужно сварить. Ставила кастрюлю на плиту и на примере показывала. Алёна помогала: солила воду, мешала и потом с удовольствием кушала.

Вскоре начались конфликты с другими детьми. Безусловно, прежде чем взять Алёнку домой, родители обсуждали с ними это решение. Старший сын Слава на тот момент учился и не находился дома, но полностью одобрил решение. Никита написал согласие, чтобы оформить документы. А Даша, будучи одногодкой Алёны, очень её ждала. Она думала, что приедет абсолютно такая же девочка, как она, что они будут вместе играть, а приехал ребёнок, который перевернул всё вверх дном. Ребёнок из системы сильно отличается от ребёнка, который жил и воспитывался в семье, так как дети, растущие без родителей, имеют много психологических травм. Алёна не знала банальных на первый взгляд вещей: какие животные  – домашние, а какие – дикие, не умела есть вилкой.

Бурнышевы решили, что перед школой один год Алёна должна походить в детский сад. Там она занималась с психологом, деффектологом и логопедом. Параллельно родители водили её в центр реабилитации на массажи, сейчас продолжают заниматься с логопедом и нейропсихологом, посещают коррекционные занятия в «Нейробос».

– Воспитатели и педагоги Алёну хвалили, – делится с нами Галина. – Если она пришла с нулевыми знаниями, то после многочисленных занятий начала впитывать всю информацию, которую получала. К концу садика она освоила то, что ребёнок осваивает за семь лет жизни. Сейчас Алёна пошла в Фокинскую коррекционную школу и сдала все контрольные за первую четверть на высокие баллы.

Спокойствие после бушующей стихии

Спустя год, когда у Алёны закончился период адаптации, Галина с Михаилом решили, что готовы взять в семью ещё одного ребенка. Подготовили все документы и в конце июня получили заключение. Ребёнка они начали смотреть в начале осени, когда появилось больше свободного времени. И снова всё произошло очень быстро. Пятнадцатого сентября волонтёр отправляет две фотографии в группу приёмных родителей с надписью: «Посмотрите, вдруг кому-то приглянутся». На следующий день одного из детей кто-то уже забрал. Галина не придала этому большого значения, так как думала, что второго малыша тоже быстро заберут в семью. Через пару дней волонтёр снова спрашивает: «Неужели никому не понравился?». Галина посоветовалась с мужем и позвонила директору детского дома. Итог – в конце сентября Бурнышевы привезли домой двухлетнего Динара.

– При первом знакомстве нам сказали, что он вообще не говорит, а когда мы привезли его домой, он начал неугомонно разговаривать. Читал стихи, пел песни. Периода адаптации с ним не было, кажется, будто он всегда с нами жил. Если Алёнка – комнатный вихрь, приносящий позитив, то Динар – очень спокойный. Первое время он называл нас тётей и дядей, но потом привык к «маме» и «папе». При его появлении и Алёна изменилась, стала добрее и ответственнее. В ней включился воспитатель: она объясняет Динару правила, вместе с Дашей и Юлей играют и танцуют.

У такой большой крепкой семьи есть свои традиции: всей семьёй на дни рождения они пекут тортики; каждую субботу ходят в кино, на батуты, в театры или просто гуляют. Обожают путешествия на машине и походы с палатками; не забывают участвовать в социальных проектах и акциях.

Советы будущим приёмным родителям

Ими Галина закончила свой рассказ:

– Если вы только думаете о том, чтобы взять ребёнка из детского дома, вы должны чётко осознавать, что приёмное родительство – не для всех. Взвесьте все «за» и «против». Не торопитесь с решением, так как очень важно понимать, насколько ваша семья сможет это выдержать, поскольку при адаптации всплывут не только травмы ребёнка, но и перевернётся весь внутренний мир родителей. Важно иметь опору и поддержку – моей опорой был муж, без него у нас ничего бы не вышло…

Валерия ХРАМОВА

Фото из архива семьи Бурнышевых

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться

Добавить комментарий

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: